Сказки эльфики что это такое


ВСЕ СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ

Карты «24 шага к счастливой любви» представляют собой набор картинок, на обороте которых есть сказочное ...

В некотором царстве, в некотором государстве, в одной деревушке, в старой избушке жил-был мужичок по прозванью ...

       Больше всего на свете я любила ее. Я была так к ней привязана, как ни к одному существу на свете. Мы всегда ...

 - Я не убивал ее. Честное слово, я не убивал! Да, она пропала – исчезла, испарилась, ушла, умерла, и в этом, наверное, ...

Какая Золушка не мечтает стать Королевой? Королевой, которой восхищаются, которой грезят и мечтают познакомиться, ...

«Дверь на Остров Мечты» — книга для детей, опыт коллективного творчества в серии «Эльфика и ее друзья». ...

«В поисках неземной любви» продолжает тему книги «Женщина с планеты Любви». В каждой женщине живет Фея, а ...

«Кошачье мнение» — веселый блокнот с прекрасными картинками Оксаны Ра, который позволит увидеть ...

Это книга о сказочной любви, о ее непостижимых нескончаемых дорогах. Планета Любви — там, где ты живешь. ...

Новая книга Эльфики «7 сказок о чудесах» — незаменимое пособие и руководство к действию для тех, кто хочет ...

Зачем нужно Зло? А чтобы Добро закалялось в извечной борьбе с ним!  Но зачастую Зло умело маскируется под ...

Нам постоянно приходится делать выбор, но порой это бывает так трудно! И если вы выбрали эту книгу – вы на ...

www.elfikacka3ka.ru

= ЛЕЧЕНИЕ СКАЗКОЙ =

Я РАССКАЖУ ВАМ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ СКАЗКОТЕРАПИЯ И КАК ВЫ МОЖЕТЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ СКАЗКУ КАК ЛЕКАРСТВО.

ЛЕЧЕНИЕ СКАЗКОЙ – это не миф, не выдумка, не метафора. Это современное и эффективное направление в психологии. Комплексный метод сказкотерапии разработан, обоснован и научно проверен доктором психологии Татьяной Дмитриевной Зинкевич-Евстигнеевой. Сейчас она является директором Санкт-Петербургского ИНСТИТУТ СКАЗКОТЕРАПИИ, автором более чем 60 книг  и проводит обучающие тренинги по сказкотерапии по всему миру.

Приведу отрывок из статьи Татьяны Дмитриевны:

«Однако тот, кто не верит в сказки, сможет довериться специалисту. К примеру, сказкотерапевту. Ведь это, как правило, высококвалифицированный психолог. У сказкотерапевта есть весьма тонкий инструмент помощи человеку – терапевтическая сказка. Она действует незаметно, на бессознательно-символическом уровне. Сначала совершает общую уборку «внутреннего помещения» человека. Все расставляет по своим местам, убирает лишнее. А если потребуется, терапевтическая сказка сделает и мягкий «косметический ремонт». В результате, у человека поменяется восприятие происходящих событий, появится понимание текущих уроков. Но главное – он начнет ВИДЕТЬ… не столько глазами, сколько сердцем».

Сказкотерапия  стремительно набирает популярность. Это обусловлено выбором метода, основанного на работе с архетипами человеческого сознания. Действительно, сказка – первое «научное пособие», с которым ребенок знакомится в своей жизни. Еще не умея читать, он уже слышит от родителей сказки, и в его сознании фиксируются сказочные персонажи и способы их поведения.

Сказка – это не просто литературное произведение, это своего рода руководство к действию в разных жизненных ситуациях. Это очень многоплановое повествование: в сказках обычно можно найти несколько смысловых слоев, каждый из которых является важным. Также каждая сказка несет некое зашифрованное Послание, которое нужно найти и осознать.

Можно сказать, что сказки – это своего рода «энциклопедия жизни», где в метафорической форме отражены разные жизненные ситуации и способы их решения. А сказкотерапия – это инструмент развития фантазии, творчества, изучения и конструирования механизмов поиска и принятия решений.

Я пишу авторские сказки. Многие из них написаны по заказу – люди излагают мне свои проблемы, а уж я облекаю возникшие у меня чувства и ощущения в сказочную форму.

Законы действуют те же, что и в народных сказках: битва Добра со Злом, в которой Добро должно закалиться; непростые испытания, пройдя которые, герой обретает Силу; ситуации выбора, который постоянно предстоит делать герою, и обязательная скрытая мораль в конце.

Если в зоне досягаемости нет сказкотерапевта – ничего страшного, попробуйте самостоятельно! Все получится!

КАК РАБОТАТЬ С ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ СКАЗКОЙ

1.  Знакомство со сказкой.

2. Отслеживание эмоционального фона, возникшего при чтении.

3.  Выявление множественных смысловых слоев (неоднозначность героев, их поступков и ситуаций).

4. Анализ мотивации героев, способов их поведения в разных ситуациях. Их отношение к себе, к другим, к миру.

5. Осознание связи с жизненными реалиями.

6. Акцентирование (выбор тех акцентов, которые актуальны для данного клиента (читателя).

7. Анализ символики сказки, расшифровка метафор.

8. Актуализация чувств (какие чувства возникли и почему, с чем они связаны).

9. Определение и расшифровка Посланий, которые несет сказка.

Следует отметить, что ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЛЮБЫХ ЭМОЦИЙ указывает на то, что сказка отозвалась в сердце человека, а зашифрованные в ней смыслы актуальны для его развития и разрешения текущих жизненных уроков. Бывает, сказка вызывает у читателя слезы. Так на бессознательно-символическом уровне ПРОИСХОДИТ ОЧИЩЕНИЕ, ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАПРЯЖЕНИЯ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ К ЧЕЛОВЕКУ ПРИХОДИТ ПОДЛИННОЕ ПОНИМАНИЕ СМЫСЛА СОБЫТИЙ ЕГО ЖИЗНЕННОГО ОПЫТА. При работе с терапевтической сказкой можно встретиться с сопротивлением и несогласием читателя. Чаще всего это свидетельство проявления некой отрицаемой или вытесняемой им проблемы.

Любые выявленные эмоции  — прежде всего знак необходимости глубинной работы, происходящей внутри человека. Запущенная благодаря сказке,  эта РАБОТА ИМЕЕТ СВОЙ ЦИКЛ И ЗАВЕРШИТСЯ В ОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК. Даже если она и доставит человеку неудобства, связанные с размышлениями о собственной жизни, в итоге она принесет благо.

Как инструмент психолога, терапевтическая сказка очень эффективна и при этом экологична. Не нарушая общей личностной системы читателя, она избирательно и тонко воздействует на те струны души, которые входят с ней в резонанс. Проводя аналогию с традиционным лечением физического тела, можно сказать, что сказкотерапия – это ЩАДЯЩЕЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПРИРОДНЫМИ СРЕДСТВАМИ, наиболее подходящими для человеческой души.

Приятного вам лечения, и пусть сказка станет для вас

ВОЛШЕБНЫМ ЛЕКАРСТВОМ  ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ!

Эльфика, с Любовью

ОТЗЫВЫ ТЕХ, КТО РАСПРОБОВАЛ…

Эльфика,здравствуйте! Меня зовут Анжела. Работаю психологом в Центре Социального Обслуживания в мааленькой глубинке.Я была счастлива когда прочла вашу книгу «В поисках потерянного рая». И счастлива сейчас когда читаю эту книгу пенсионерам и инвалидам на групповых занятиях. Счастье видеть как в процессе чтения кто-то заплачет и задумается. Дороже нет ,когда видишь, как люди снимают маски и смотрят с изумлением вокруг. Спасибо от меня лично и группы!

***

Прошибает до слез! Благодарю Вас, Эльфика, за открытие такого нужного сказочного мира, чтоб творить свою реальность с Любовью и для блага всех!

***

Снусмумрик

Дорогая Эльфика! Хочу сказать тебе огромное спасибо за твои сказки, особенно за последние. Такой точный и тонкий анализ и глубина… Ведь это же про каждого из нас (особенно Алхимик и Федьма). А сказка про реанимацию мечты сподвигла меня действительно, в настоящем времени, не откладывая на потом, немедленно превратить жизнь в чудо. Земно кланяюсь твоему таланту. И надеюсь, что новые сказки будут все глубже, все добрее и чище (нет же предела совершенству).

***

Полина Солнечная, редактор журнала «ЛюбимаЯ»

Сказки просто удивительные! Они раскрашивают жизнь Счастьем. Причём именно Счастьем с самой большой буквы. В героях и героинях узнаёшь себя, в их проблемах, поисках, исканиях, находках и открытиях – видишь свою Жизнь. Но под другим, сказочным углом. Углом, где всё невозможное – возможно, и всё что не делается – всё происходит к лучшему.

***

Ирина Сколотенко

Эти сказки Эльфики… Вряд ли даже сказками можно назвать. Это больше похоже на возвращение к себе. Читаешь и ассоциируешь себя с этим Перышком.

«Сказка про Волшебное Перышко» была одной из первых прочитанных мною сказок Эльфики, и при этом одной из определяющих. Только сейчас это осознала.

А ведь не без помощи этой первой сказки я смогла и взлететь, и изменить свою жизнь, и продолжаю менять. И самое чудесное – теперь я тоже сочиняю сказки!Вот уж точно: жизнь – это Чудо!

***

Е. Везунова

Дорогая Эльфика!!! Ваши сказки помогли мне многое понять и переосмыслить в жизни. Благодаря им, я стала лучше понимать себя и других. А так же наладить отношения с близкими.

Низкий Вам поклон.

***

Анна, Полина и Алина Гореловы

Сказки Эльфики – как глоток свежего воздуха в душном смоге чернухи, беспредела и глянцевого гламура, льющегося на нас с экранов и газетных страниц. Я читаю их своей восьмилетней дочери, и она все понимает! Мы обсуждаем сказки, у нас появились любимые герои… Моя старшая девочка, ей 11, полюбила читать (а до этого – не заставишь!). Прочитала ВСЕ сказки Эльфики, которые я распечатала с разных сайтов, и просит еще. Очень ждем книги, чтобы можно было полистать, потрогать руками, почитать на ночь. Творческих успехов! И новых сказок!

***

Майя

Спасибо большое. Вот прочла только что сказку, и на душе так хорошо стало, и слезы в глазах. Эльфика, у вас необыкновенный талант, вы умеете дарить людям улыбку, радость и умиротворение.

Вам непременно нужно выпустить книгу, чтобы большее количество людей узнало о Саде Души и других важных вещах, ваши сказки заставляют задуматься.

***

Ракита

Сижу….второй раз перечитываю….третий — подругам читать пойду…. Великолепно!!! Если кто-то до сих пор скептически настроен к тренингам и книгам по личностному росту, то в сказки точно поверит!!! Эта сказка лучший тренинг!!!

БЛАГОДАРЮ, ЭЛЬФИКА!!!

***

Константин К. Кудзин, Камчатка

Каждое произведение сборника настолько органично сочетает в себе сказку и реальность, что заставляет читателя смеяться и плакать. И самое главное — учиться. Учится любить себя, людей вокруг и весь прекрасный мир, который нас окружает. В этих сказках находятся ответы на вопросы, которые люди подчас ищут годами, но боятся даже подумать, что можно найти на них ответы. А в сказке услышать ответы совсем не страшно!

А когда найдены ответы на старые вопросы — перед человеком открываются совершенно новые горизонты, и он начинает понимать, что мир, по сути своей, добр, и только ждет от нас, чтобы мы в это поверили — и тогда наши мечты вдруг становятся реальностью. Я испытал это на себе — и это правда.

Удивительные сюжеты, легкий и приятный стиль изложения, юмор и сочувствие к героям повествований заставляет при чтении терять подчас чувство времени.

Эти сказки лечат душу — а это самое удивительное, самое дорогое, что может содержать в себе литературное произведение.

***

Эола

Потрясающая сказка!!! Хотя.. сказка ли???? Когда читала, возникло ощущение, что всё это очень близко и знакомо.. что это уже было со мной.. очень-Очень-ОЧЕНЬ давно… БлагоДарю Вас, Эльфика!!! За то, что напомнили, кто мы есть на самом деле!!

***

www.elfikarussian.ru

Об Авторе | ВСЕ СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ

ЭЛЬФИКА И ЕЕ СКАЗКИ

Эльфика – это героиня и творческий псевдоним психолога-телесника, сказкотерапевта, писателя Ирины Константиновны Семиной.

Ирина-Эльфика живет в славном городе Ангарске, а сказки ее путешествуют по всему миру. Их переводят на разные языки, охотно публикуют в разных журналах, размещают на сайтах и блогах. Сказка «Магазин Счастья» — визитная карточка автора – стала уже самой настоящей «русской народной», когда имя автора уже и не помнят, а сказка живет сама по себе, совсем как выросшее дитя.

Сказки начала писать в 2009 году и сначала размещала их в интернете, на разных сайтах. С 2011 года является постоянным автором издательства «Речь», а в октябре 2012 года в Санкт-Петербургском издательстве «Речь», в серии «Сказки Эльфики», вышла уже двенадцатая по счету книга И.Семиной.  В ноябре 2012 года выходят сразу 4 книги в чешском издательстве «Фрагмент» (на чешском и словацком языках). Автор сотрудничает со многими сайтами, публикуется в журналах «Катюша» (Гкрмания), «Я — эмигрантка» (Прага), «Женская Магия» (Москва).

Сказки затрагивают актуальные и важные для всех темы – они о жизни, о любви, о выборе пути, о предназначении, о счастье, о мечтах, о здоровье и поисках внутренней гармонии… Они – ответ на те вызовы, которые ежесекундно бросает нам жизнь.

В настоящем каталоге собраны все сказки, написанные Эльфикой (как вошедшие в книги, так и находящиеся в «свободном полете»). Для удобства они разнесены по тематике в соответствующие рубрики. Сказки, написанные в текущем году, можно почитать на рабочих сайтах Эльфики, а в каталог они будут вноситься сразу после наступления нового года.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА САЙТЫ:

Сказочная жизнь от Эльфики — http://www.elfikarussian.ru/

Доктор Сказка — http://www.doktorskazka.ru/

Время Драконов — http://dragon.elfikarussian.ru/

Еще с сайта:
  • ЗА КНИГАМИ — СЮДА!
  • Карта сайта
  • Контакты

www.elfikacka3ka.ru

Сказка от Эльфики . Первая в своем роде.

Предлагаю всем , у кого есть обиды на родителей и свой род, исцеляющую сказку от Эльфики.

На холотропное дыхание я потащилась не из праздного любопытства, а с тем, чтобы разобраться со своими детско-родительскими отношениями.

Дело в том, что я – недолюбленный ребенок. Мама относилась ко мне крайне сурово, доброго слова я от нее не слышала, только попреки и недовольство, никогда я для нее хорошей не была. А отец меня вообще не замечал. Он выпить любил, и трезвым я его редко видела, а потом и вовсе умер. И теперь у меня никак не получается личную жизнь устроить. А всем известно, что если ребенок любви в детстве недополучил, во взрослой жизни с этим тоже сложности будут, потому что самооценка ниже плинтуса. Я столько психологических книг на эту тему перечитала – ужас просто! Сама уже могу консультации давать…

Ну так вот, отправилась я на холотроп. Насколько я знала, это такое особенное дыхание под музыку, которое вводит в особенное состояние, где можно получить ответы на все твои неразрешимые вопросы. А у меня с моей хронической недолюбленностью таких вопросов – воз и маленькая тележка, они-то и мешают мне жить счастливой и полноценной жизнью.

Все так и случилось, как я читала. Объяснили нам, что и как тут будет, разбили на пары (один дышит, другой помогает), включили музыку – и в добрый час. Улеглась я и стала старательно дышать. Сначала долго ничего не было. Пыхчу, как паровоз, аж живот заболел, слева и справа – такое же сопение, музыка грохочет, мне аж тошно стало. Думаю, и чего это я сюда приперлась? Так-то я и дома, на диване могу упражняться… Только пока я так думала, вдруг что-то изменилось, словно переключилось что-то в голове, и оказалась я в странном месте. Вроде как сон мне снится, только не совсем сон, потому что мозги работают и все наблюдают.

Вдруг передо мной возникает свет, а из него – женщина, немолодая уже, полноватая, в длинной юбке и белом чепце, приветливая такая, уютная, глаза добротой светятся.

— Здравствуй, детка, — говорит, — ждала я тебя! Добро пожаловать!

— Здравствуйте, а вы кто? – спрашиваю.

— А я – прародительница твоя, первая женщина твоего рода. Имя мое затерялось в веках а ты зови меня Матушкой.

— Вы – первая женщина моего рода? Это как же? Это же, наверное, давно было?

— Очень давно, — смеется она. – Да ты не считай века, ты спрашивай. Чего тебе надобно?

— Разобраться мне надобно. Проблемы у меня.

— Какие же, деточка?

— Я – недолюбленный ребенок, папа не замечал, мама шпыняла. И теперь не могу отношения построить, семью создать. И о себе я мнения крайне невысокого. Это потому что мама мне внушила, что я серость и никчемность. Я и решила, что я – последняя в крайнем ряду, дальше некуда.

— А сколько тебе лет, деточка?

— Тридцать на той неделе было. Молодость, можно сказать, уже прошла, а я все еще не разобралась со своим недолюбленным детством…

— А что ты уже сделала для того, чтобы разобраться?

— Ой, я много чего сделала. Книжек умных перечитала невероятное количество, к психологу ходила, тренинги посещала, родителей простить неоднократно пыталась, в общем, не сидела сложа рук.

— Родителей, говоришь, простить хотела… А за что?

— Ну как за что? За то, что любви недодали. А должны были!

— Вон оно что… А с чего ты взяла, что они тебе что-то задолжали?

— С чего? Да это же всем известно! Вон сколько уже про это написано! Что если родители своих детей любят, они вырастают полноценными и самодостаточными, в себя верят, будущего не боятся, и все у них в жизни складывается.

— Если бы… — говорит Матушка, и усмехнулась так невесело. – Знала бы, как ты ошибаешься! Иной раз и у любящих родителей такие детки вырастают, что слезы одни… Не в том дело. Я вот тебя спросить хочу: ты себя до сих пор маленькой считаешь?

— Да нет, мне рано повзрослеть пришлось. Выучилась, работать пошла, и живу отдельно. Самостоятельная я.

— Стало быть, родители тебя на свет произвели, выкормили, вырастили, выучили, на крыло поставили, а все еще чего-то должны остались?

— Я ж говорю, любви не было. Не хвалили, не ласкали, не поддерживали морально. Я до сих пор из-за этого страдаю!

— Страдалица, значит… А что ты о страданиях-то знаешь, деточка? О голоде, о войнах, о нищете, о потерях безвозвратных? Небось, только в книжках читала?

— Какие войны? И причем тут нищета?

— Смотри сюда, покажу тебе кое-что… Видишь? – и она достала откуда-то из складок одежды небольшой предмет. Я присмотрелась – это была шкатулка. Не особо красивая, простая, деревянная, потемневшая от времени, с какой-то незатейливой резьбой на крышке.

— Скажешь, неказистая на вид? А вот так? – и она подняла крышку шкатулки, а там… Оттуда такой несказанный свет хлынул, что я аж зажмурилась.

— Нравится?

— Да, очень… — я смотрела как завороженная, теперь шкатулка казалась мне невероятно прекрасной.

— Это не простая шкатулка, в ней хранится любовь нашего рода, — пояснила Матушка. – Стоит ее открыть – и она весь мир осветит и согреет. Я эту шкатулку своей любовью  наполнила и дочери передала, а она – дальше по роду. Это наше родовое сокровище, неотчуждаемое наследство по женской линии.

— Но я никакой шкатулки не получала! – говорю я. – Да если бы я такое увидела, разве бы я забыла? Видать, затерялось наследство где-то в поколениях.

— Не может оно затеряться. Говорю же, неотчуждаемое оно. Только вот ее все время любовью полировать надо, тогда и вид у шкатулочки будет совсем другой. Заиграет, засияет, засветится!

— А кто же ее полировать должен?

— Тот, кто владеет ею сейчас, сию минуту. Кому она по роду досталась. Стало быть, сейчас ты и должна.

— Я должна??? Да я не против… Только откуда мне ее взять, если я сама ее в наследство не получила?

— Такого быть не может. Каждая девочка рода, появившись на свет, получает такую шкатулку.  Она незримая, но вполне реальная. Только бывает так, что закрыта она на семь замков, да и свет в ней поиссяк, и задача женщины – открыть ее и добавить любви, чтобы передать своей дочери снова сияющей и наполненной.

— Это что же выходит? Что я наследство получила, но ничего о нем не знаю? Потому что шкатулка закрыта, да? Но тогда скажите, почему моя мама ее не открыла, не показала мне Свет Любви? Вы же сами говорите – у кого шкатулка, тот и должен это сделать!

— Не у всех на это сил хватает, — тихо сказала Матушка. – Глянь сюда, покажу тебе, что женщинам нашего рода перенести пришлось…

Я глянула – и обомлела. Она словно занавес откинула, и передо мной стали проноситься разные картины, как в кино, и в каждом эпизоде присутствовала шкатулка. Чего там только не мелькало! Война, беженцы, бабка  шкатулку в лохмотья прячет, ими оборачивает, а у самой руки обмороженные, распухшие… А вот лесоповал, на ветру, под снегом, женщины в ватниках пилят сосны, все замученные, едва шевелятся, и шкатулка валяется в ледяной каше, раздавленная чьим-то сапогом… Вот молодая женщина – муж ее бьет, колотит, поносит на чем свет стоит, потом она, вся в слезах, на шкатулку, кровью запятнанную, амбарный замок прилаживает, а ключ потом – в глубокий колодец, только булькнуло… А вот вижу шкатулку в руках у девочки, замок по-прежнему висит, только, видать, много лет прошло, потому что ржавый уже, старый… Девочка пытается его сковырнуть, посмотреть, что там, в шкатулке, да ничего не получается, только палец порезала да ноготь сорвала. Тогда она ее бросает в угол, где всякий хлам пылится, и лежит шкатулка, только крови на ней добавилось. Вот мама моя – вся зажатая, озабоченная, замороженная будто, и глаза невеселые. Папу я тоже увидела, как холодно ему и неуютно, и он к бутылке тянется, чтобы забыться… И еще много чего я видела в этом «кино» — только вспоминать не хочется, уж очень грустно все это…

— Матушка, страшно-то как! – вырвалось у меня.

— Сама видишь – иная женщина такую судьбу проживает, что ей свою любовь не раскрывать, а прятать приходится. Кажется ей, что если она свою любовь надежно укроет да на семь замков запрет, то так лучше будет. Не так больно… Не все ведь ее принять и оценить умеют, любовь-то…

— Выходит, мама моя тоже не смогла шкатулку открыть? Наверное, она тоже любви в жизни недополучила, потому и мне ничего не передала…

— Вот именно, — кивает Матушка. – И я спросить тебя хочу. Тебе вот тридцать уже, а ты все еще веришь в мамины слова о том, что ты «серость и никчемность» и «последняя в крайнем ряду»?

— Выходит, так. Поверила я в это. Да и кому же верить, как не маме?

— А что ты за это время сделала, чтобы другой стать?

— Да я всю жизнь старалась ей доказать, что я другая! – пожаловалась я. – И дома, и в учебе, и на работе вообще все делаю на «пять с плюсом». Я всю жизнь из кожи вон лезу, чтобы доказать свое право на существование! И получить причитающуюся мне любовь!

— А зачем? Если ты появилась в этом мире, то твое право на существование бесспорно. То, что ты не серость и никчемность, уже давно всем понятно. Ты уже всем все доказала! А любовь… Она в этой шкатулке, которая по праву рождения твоя. Осталось только открыть ее, и Свет Любви хлынет в твою жизнь, осветит ее, согреет, еще и другим достанется.

— А как это сделать? Как мне шкатулку открыть?

— Есть к ней ключ, называется он «сочувствие». Когда ты перестанешь предков своих осуждать, что любви тебе недодали, а от всей души посочувствуешь им, что они сами ею обделены были, вот тогда и откроется шкатулка, и разольется Свет Любви.

— Сочувствие, говорите… А мне кто посочувствует? Кто меня пожалеет?

— Знаешь, пока ты будешь ждать жалости да сочувствия, не открыть тебе шкатулку. Разве ты дитя малое, чтобы сироткой прикидываться? Взрослый человек, владелица родового наследства. Пора бы тебе самой Свет Любви в себе открыть.

— Но мама…

— Мама твоя такая, какая есть, так уж жизнь ее сложилась. А ты так и будешь до пенсии чудес ждать, пока она изменится? Так может, этого никогда и не случится. Смотри, так и жизнь мимо пройдет… Давай-ка, решай прямо сейчас – берешь шкатулку или нет? А то мне пора…

И она действительно начала таять, исчезать.

— Беру! – закричала я. – Беру наследство!

— Ты будешь первой, кто возродит Свет Любви в твоем роде. Я была первой – и ты будешь первой. Первой по-настоящему счастливой за долгие годы, девочка, запомни это! – донеслось до меня из сияющей дымки.

Я ощутила, что шкатулка непостижимым образом оказалась в моих руках. Я ее как наяву чувствовала – теплую, угловатую, тяжеленькую. И вдруг такая музыка заиграла чудесная, что я заплакала. Я испытала его, это самое сочувствие… Словно на себе ощутила все то, что пережили женщины моего рода. Такая тяжесть на меня навалилась, что я просто взвыла! Я рыдала, как никогда в жизни, и со слезами из меня вышли все обиды, все претензии, все горе от непонимания и не-любви…

А потом я «выплыла» из своего сна-не сна, выплыла и очутилась в зале, где и начинала дышать, а надо мной склонилось обеспокоенное лицо моей напарницы.

— Ну ты и ревела, — проговорила она. – Думала, все тут зальешь… А что с руками?

Я взглянула – руки были сложены так, будто я все еще держала в них шкатулку. И на ощупь – словно она все еще там была.

— Наследство получила, — сказала я. – Неотчуждаемое…

Вот так я подышала на холотропе… Прошло совсем немного времени, но я чувствую себя совершенно другой. Не знаю, как это получилось, но теперь я все время ощущаю присутствие той шкатулки, что Матушка мне отдала. И слова ее помню – «ты будешь первой женщиной рода, по-настоящему счастливой». И я в это верю. Ну и что, что я в детстве что-то там недополучила? Мама – это мама, а я – это я. И я хочу передать родовую шкатулку своей дочери (а она у меня обязательно будет!), да не пустую, а наполненную Светом Любви. А кто же ее наполнит, если не я?

Автор: Эльфика

svetdushy.ru

ВСЕ СКАЗКИ ЭЛЬФИКИ |

Сортировка:

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Карты

Карты «24 шага к счастливой любви» представляют собой набор картинок, на обороте которых есть сказочное напутствие. На картах можно гадать, картам можно задавать вопросы, и непостижимым образом ответ всегда оказывается актуальным именно на текущий момент. ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Искусство быть счастливым, Простить и отпустить, Социальные

В некотором царстве, в некотором государстве, в одной деревушке, в старой избушке жил-был мужичок по прозванью Дурачок. Имя-то у него было хорошее – Иван, а Дурачком его прозвали, потому что с детства добрым был,  всех любил, все прощал, обидели – смолчал, зла не держал, богатства не стяжал – в общем, почти что юродивый! Соседи над ним посмеивались, но беззлобно, берегли дурака. Но однажды ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Вредные привычки

       Больше всего на свете я любила ее. Я была так к ней привязана, как ни к одному существу на свете. Мы всегда были вместе и расставались только на время сна. Я была готова бежать за ней хоть на край света, в любое время, даже в дождь или мороз. Я брала ее с собой везде – в гости, за город, в дальние страны. Если мы не общались больше часа – во мне нарастало беспокойство и желание как можно ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Несчастная любовь, Семейные

 - Я не убивал ее. Честное слово, я не убивал! Да, она пропала – исчезла, испарилась, ушла, умерла, и в этом, наверное, есть доля моей вины. Я не отказываюсь. Но я не убивал. Послушайте меня… Но никто не слушал – все пылали праведным гневом, и каждый спешил обличить. - Убийца! Это ты, это твоих рук дело! – сотрясала пространство теща. – Нет тебе прощения! - Вражина, тать, супостат! – вторил ей ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Блокноты

Какая Золушка не мечтает стать Королевой? Королевой, которой восхищаются, которой грезят и мечтают познакомиться, к чьим ногам бросают цветы и сердца. Королевой, чьей любви добиваются рыцари, менестрели и монархи! С этой книгой ваши мечты несомненно осуществятся! Ведь книга эта — волшебная: самая настоящая волшебная сказочница Ирина Семина зарядила ее на Абсолютный Успех! Вам нужно ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Книги

«Дверь на Остров Мечты» — книга для детей, опыт коллективного творчества в серии «Эльфика и ее друзья». Идея и канва повествования принадлежит замечательной новосибирской сказочнице Ирине Караваевой.  В книге собраны сказки, которые рассказывают ребятишкам, как себя вести, чтобы сохранить здоровье и быть в мире с окружающими. Яркие веселые картинки Оксаны Ра понравятся ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Книги

«В поисках неземной любви» продолжает тему книги «Женщина с планеты Любви». В каждой женщине живет Фея, а в каждой Звезде живет человек. Они встречаются – звезда, которая мечтает стать человеком, и женщина, которая мечтает стать звездой, и вместе совершают увлекательное путешествие в поисках Неземной Любви. В пути они побывают в самых разных уголках Вселенной и услышат разные сказочные ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Блокноты

«Кошачье мнение» — веселый блокнот с прекрасными картинками Оксаны Ра, который позволит увидеть мир кошачьими глазами. В нем вы найдете советы на все случаи жизни. Кошки наблюдательны и беспристрастны, от природы грациозны и независимы, никогда не будут льстить, выдавая желаемое за действительное, зато могут поделиться кошачьей мудростью, накопленной за долгиек годы жизни ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Книги

Это книга о сказочной любви, о ее непостижимых нескончаемых дорогах. Планета Любви — там, где ты живешь. Когда ты перестаешь бояться, жить прошлым, когда открываешь в себе неиссякаемые запасы любви, то все вокруг тебя озаряется ее светом. И любая женщина в ореоле любви кажется Богиней! Прескрасное оформление, иллюстрации Екатерины Плаксиной. Изд-во АСТ.     ...

01.11.2015 Автор: elfika Рубрика: Книги

Новая книга Эльфики «7 сказок о чудесах» — незаменимое пособие и руководство к действию для тех, кто хочет творить чудеса своими руками. «Чудеса существуют независимо от того, веришь ты в них или нет, и на каждого из нас  в течение жизни приходится даже не одно, а множество разных  чудес. Только те, кто в них верит, искренне радуются и говорят: «О, чудо!», а подобные нашей девочке  — ...

www.elfikacka3ka.ru

Ирина СеминаЭльфика. Сказки великого перехода. О Судьбе, Душе и Выборе

© Семина И., 2015

© Плаксина E., иллюстрации, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

От автора

Мне позвонила моя подруга Галочка. Стандартный вопрос: «Как дела?» был задан таким драматичным голосом, что я обеспокоилась. «Что у тебя случилось?», – сразу включился во мне мой Свирепый Психолог. «Ничего. Просто я что-то все время боюсь», – сказала Галочка. «Знаешь, я тоже», – призналась я.

Состояние повышенной тревожности витает в воздухе, и для этого есть многочисленные объективные причины. Войны. Теракты. Кризис. Неопределенность. Привычный мир теряет стабильные очертания, корежится, оседает, местами даже рушится. А больше всего пугает, что все эти пароксизмы нам совершенно неподконтрольны.

У каждого есть свой способ расслабляться: кто-то надевает рюкзак и идет в горы, кто-то – отрывается в ночном клубе, кому-то помогают антидепрессанты, а кому-то – йога, для кого-то спасение в детях, а для кого-то – в бокале хорошего вина.

У меня свой способ: я пишу сказки. То, что я не могу понять и охватить умом, в сказках причудливо переплавляется и позволяет увидеть проблему под другим углом и в разных ракурсах. Можно сказать, сказки – это мой оракул. И они подсказывают мне, что многие вещи, которые кажутся мне нелепыми и несправедливыми, имеют свой глубинный смысл в великом Сценарии Жизни. Нравятся они или не нравятся – нас не спрашивают.

У нас другая задача: сделать свой выбор – как мы намерены жить в предлагаемых обстоятельствах.

Я часто повторяю фразу: «Чтобы построить что-то новое, надо сначала разрушить что-то старое». Сейчас понимаю: именно это и происходит. Великий Переход уже начался. Рушится старый мир, а на его месте предстоит построить новый. Кому? Нам с вами. Самое время приниматься за создание проектов – и постепенно воплощать их в жизнь.

Так я и сказала Галочке: «Не дрейфь, прорвемся. Все как в сказке: чем дальше, тем страшнее, но конец хороший!»

Сказка Великого Перехода уже началась. Пройдут дальше те герои, которые сильны духом и чисты помыслами, которые умеют переступать через страхи, мечтать о высоком и видеть цель. Чтобы совершить Великий Переход, нужно к нему подготовиться, во многом разобраться и наметить маршрут. О том и книга.

Начало перехода

А что это такое – Великий Переход? Об этом много пишут, но конкретики мало. Что нам-то делать?

Райские врата

О том, что грядет Великий Переход, знали все.

Когда-то об этом туманно высказывались пророки, потом эзотерики слегка разогнали туман и конкретизировали детали, еще позже подключились работники искусства и литературы, не говоря уже о ясновидящих, контактерах и прочих экстрасенсах. А еще были те, кто транслировал послания Высших Сил, общался с внеземными цивилизациями, применял нумерологию и составлял астрологические прогнозы…

Таким образом, к Великому Переходу человечество готовили долго и вдумчиво, чтобы потом никто не разрушился от радости. Вот только по поводу того, как именно это должно произойти, имелись большие расхождения во мнениях. Кто-то утверждал, что сначала будет Конец Света, и кто выживет, тот и перейдет; другие возражали, что, мол, не Конец Света, а всеобщее вознесение; третьи ждали знаков и знамений; четвертые считали, что нужно изо всех сил готовиться, потому что перейдут только те, у кого вибрации соответствуют.

В общем, идея Великого Перехода так или иначе обсуждалась, его ждали и побаивались: как же все-таки произойдет это эпохальное событие? А самое главное – кто окажется достоин перейти в новую жизнь?

А произошло все буднично и одномоментно. Просто в один прекрасный день (а вернее, в прекрасную ночь) к каждому жителю Земли во сне явилось некое световое существо, которое сообщило, что с завтрашнего дня на всей Земле, близ каждого населенного пункта, откроются многочисленные Райские Врата, и, пройдя в них, каждый может совершить свой Великий Переход в новое измерение.

Если захочет, конечно, потому как дело это сугубо добровольное.

Найти Райские Врата будет легко и просто – над ними воссияет радуга. Нужно идти на этот ориентир – только и всего, и рано или поздно ты окажешься у цели, и там тебя встретят. Суетиться и торопиться не нужно, потому что свободный доступ будет обеспечен всем, а время не ограничено.

Наутро супруги Юркины проснулись, посмотрели друг на друга и сразу вспомнили удивительный сон.

– А мне приснилось…

– И мне!

Не сговариваясь, они бросились к окну и действительно увидели невероятно красивую и яркую радугу.

– Райские Врата! – хором выдохнули Юркины.

– Так. Давай собираться, – деловито скомандовала Юркина. – Доставай чемодан, а я пока соберу деньги и документы.

– А зачем нам в раю деньги и документы? – удивился Юркин.

– А ты знаешь, как оно там устроено, в Новом Измерении? – парировала жена. – Лучше заранее все предусмотреть. Сам о себе не побеспокоишься – никто не побеспокоится!

– Это да, конечно, – согласился Юркин и полез на антресоли за чемоданом.

Сборы надолго не затянулись: вскоре все необходимые вещи были упакованы в чемодан и две сумки.

– Нам это все точно понадобится? – с сомнением спросил Юркин.

– Это самое необходимое на первое время, – уверила его жена. – Потом, конечно, обживемся, а пока вот так.

– А одеваться как, по-походному? – уточнил Юркин.

– Да ты что! Мы же не на пикник собираемся, а в Райские Врата! Наденешь серый костюм и галстук, что я тебе на 23 Февраля дарила. А я – красное платье и черные туфли. Это будет и строго, и нарядно.

Время от времени супруги выглядывали в окно посмотреть, не исчезла ли радуга.

Она сияла по-прежнему, невзирая на хмурое серое небо.

– Ты бери чемоданы и иди заводи машину, а я нам бутерброды в дорогу сделаю.

– А нас там что, кормить разве не будут? Там, наверное, манна, амброзия и нектар, – вспомнил Юркин.

– Манка – вредно, нектар – не натуральный сок, а амброзия – вообще сорняк, – отрезала жена. – Хватит болтать, делай, что сказано.

На лестничной клетке Юркин встретил соседа Николая, который как раз запирал свою дверь.

– Тоже к Райским Вратам? – спросил Юркин.

– Не… я не к Вратам. Я в магазин. Такое событие, надо отметить! – жизнерадостно доложил Николай.

– Какое «отметить»? А вдруг не успеешь, попадешь к шапочному разбору?

– На фига в раю шапки? – хохотнул Николай. – Не, сосед, я на тот свет не тороплюсь! Я сперва в магазин…

Юркина неприятно царапнуло «на тот свет». Конечно, рай – хорошо и все такое, но ведь «на тот свет» – это, как ни крути, означает смерть на этом свете? Или не означает?

– Великий Переход, Великий Переход, – с досадой пробормотал Юркин. – Неужели нельзя без театральных эффектов? Почему бы не устроить рай на земле, если на то пошло? Каждому, так сказать, по потребностям…

Он вздохнул и повлек чемодан и сумки вниз по лестнице.

– Лапа, а как быть с телефоном? Отключать? Или нет? – прижимая трубку к уху, тем временем озабоченно спрашивала Юркина свою ближайшую подругу Нелечку. – И вообще – вдруг, пока мы там у Райских Врат толкаться будем, нам тут квартиру обворуют? Что делать-то?

Нелечка не знала, что делать, и ничего умного посоветовать не могла, она и сама была в растерянности. Здесь у нее была квартира в престижном районе и высокий покровитель Сидор Степанович. Ну а там? Полная неизвестность и неопределенность. Нет, в Рай, конечно, хотелось… но…

Наконец, сели в машину.

– Давай скорее, а то в пробку попадем! – нервно сказала Юркина. – Не одни же мы такие умные, небось, все в Рай торопятся. Вот увидишь, у Райских Врат сейчас уже полгорода толпится, еще придется в очереди стоять.

Но, как ни странно, особо напряженного трафика не наблюдалось. То ли народ еще не осознал, то ли, как Юркины, вдумчиво собирался, то ли, как сосед Николай, решил сначала отпраздновать… Как ни странно, в обратном направлении, то есть в город, движение было куда более оживленным.

– Не понял, откуда это они с утра пораньше? – озадаченно пробормотал Юркин.

Как только выскочили за город, сразу увидели Райские Врата во всей красе. Они были установлены прямо под радугой, раскинувшейся в чистом поле, и сияли так, что глазам больно было. Но вот что странно: никакой многотысячной толпы рядом не наблюдалось. Нет, народ, конечно, был, но совсем не так много, как следовало бы предположить. Поодаль, у дороги, было припарковано десятка три машин, и Юркин свернул туда же.

Доставая из багажника чемодан, они увидели мужчину, который как раз шел от Врат к своему автомобилю.

– Привет, земляк! – обратился к нему Юркин. – Ну как там?

– Что «как там»? – задумчиво уточнил мужчина.

– В смысле, как там Великий Переход? Уже пропускают?

– Да пропускать-то пропускают, – пожал плечами мужчина. – Вопрос, нужно ли? Вы чемоданы-то с собой не тащите, сначала сходите, посмотрите!

– И то верно! – обрадовался Юркин. – Милая, пойдем, поглядим, что и как, а потом уж… А ты, земляк, почему в обратном направлении движешься? Забыл чего?

– Может, и забыл. А может, и не знал, – мужчина выглядел слегка растерянным. – Продумать надо. Осмыслить.

– Надеюсь, там ничего страшного нет? – обеспокоилась Юркина. – Документы требуют?

– Нет-нет, ничего не требуют. Вы и правда сходите, посмотрите. Там не сразу Переход осуществляется, сначала демо-версия. Все покажут, все расскажут, а вы потом сами решите, сейчас пойдете или потом когда-нибудь.

– А что, и так можно? – удивился Юркин.

– Да по-всякому можно, – отозвался мужчина. – Нет, вот подумать только: я всю жизнь ждал этого Перехода, гору специальной литературы перелопатил, столько тренингов прошел, медитировал, йогой занимался! Теоретическая подготовка – будь здоров! А вот коснулось практики, и… Ладно, что я вам каркать буду? Может, вам этот Переход – раз плюнуть. Короче, удачи! А я поеду, мне подумать надо.

С этими словами он плюхнулся в свой автомобиль и отправился назад, в город. Юркины, остолбенев, проводили его глазами в полном молчании.

– Милый, я боюсь! – пискнула Юркина.

– Бояться нечего! – наставительно ответил Юркин. – Насильно никто не загонит. Говорят же тебе, демо-версия имеется! Вот пойдем и посмотрим. Там еще очередь, наверное, занимать придется.

У Райских Врат, против ожиданий Юркина, очереди не было. Слонялся народ – это да, но при приближении Юркиных все поспешно расступались, освобождая дорогу. У самых Врат уже приветливо махало рукой то самое световое существо, которое было во сне. Ну или не то, но очень похожее.

– Добро пожаловать! – приветствовало существо. – Вы хотите совершить Великий Переход сразу или желаете, чтобы вам продемонстрировали ваши новые возможности?

– Конечно, возможности! – быстро сказал Юркин. – Правда, дорогая? Надо же понимать, куда мы намерены переселиться!

– Конечно-конечно! – бодро согласилось существо. – Мало кто готов перейти не глядя. Надо посмотреть, обдумать…

– А грешников в Рай пускают? – с опаской спросила Юркина.

– Э-э-э… видите ли… у нас тут не существует понятий «грех» и «грешник», – разъяснило световое существо. – Пройти могут все, но каждый сам решает, готов он или не готов.

– А как мы поймем, что готовы? – напряженно уточнил Юркин. – Нужны какие-то специальные знания, или как?

– Нет, знания тут вряд ли помогут. Понять умом это невозможно, можно только почувствовать. Душа запоет, сердце подскажет – как-то так.

– Ну, тогда хорошо, – успокоился Юркин. – Тогда давайте уже перейдем к делу. Предоставьте нам, пожалуйста, демо-версию!

– Прошу к калитке, – пригласило существо. – Только проходить по одному – такое условие. Не беспокойтесь, я буду с вами.

Оказывается, в воротах была еще и калитка, которая сейчас распахнулась, и Юркин мужественно шагнул в нее первым.

Что он ожидал увидеть? Наверное, какой-нибудь прекрасный город, с висячими мостами и причудливыми строениями, над которыми бесшумно и плавно передвигаются летательные аппараты. А может, ангелов, играющих на арфах некую космическую симфонию? Впрочем, неважно: ничего такого там не было.

– А это точно Рай? – растерянно спросил Юркин, озирая бескрайнюю голую равнину невнятного серого цвета.

– Абсолютно точно, – подтвердил его провожатый.

– Но здесь же ничего нет! То есть вообще ничего!

– Разумеется. Так и должно быть. Старый мир остается по ту сторону, а здесь каждый строит новый мир – так, как он его видит. С нуля. С чистой страницы.

– Простите, но это же нонсенс! – в замешательстве уставился на него Юркин. – Как можно в одиночку построить целый мир? Озеленение, коммуникации, инфраструктура… На это не то что жизни – сто жизней не хватит! Да и потом: я же не строитель, не садовник… Я ничего этого не люблю и не умею!

– Но что-то же вы умеете? В чем-то же вы Творец? Ведь вы же очень часто говорили, что мир несовершенен, несправедлив, что многое в нем надо бы изменить! Неужели вам никогда не хотелось сделать все самому – так, как вы считаете нужным? Построить свой собственный Рай?

Хотелось ли ему? Да, конечно, хотелось, только давно, когда он был еще молод и полон романтических бредней. Тогда он еще был уверен, что каждый – кузнец своего счастья, и что у всех равные возможности, и что уж он-то обязательно пробьется и построит свой рай-на-земле!

И ведь построил: карьера, квартира, машина, семья, дача – все, что нужно для счастья. Вот только от этого в окружающем мире не стало меньше ни подлости, ни пошлости, ни воровства, ни мздоимства, ни мутных политических личностей, которые вечно что-то там крутили-вертели, как наперсточники на рынке…

Он давно уже научился абстрагироваться от этого: это ваш мир, а мой – вот он, я толерантен к вам, а вы, уж пожалуйста, не лезьте ко мне. Столько лет строил, и теперь что же – все бросить и снова с нуля начинать?

– Я не смогу ничего построить, – упавшим голосом сказал Юркин. – Если хотя бы лет на двадцать раньше… А теперь – силы уже не те. И, если честно, страшно.

– Новое всегда страшно. Но недаром же люди говорят: «Глаза боятся – руки делают».

– Во мне не осталось ничего творческого, – признался Юркин. – Понимаете, я слишком долго жил по правилам и по привычке. Рутина… быт… словом, сплошные шаблоны. Я думал, Райские Врата – это пропуск в справедливый мир, который создал для нас сам Творец.

– Так в этом и есть суть Великого Перехода! – с жаром сказало световое существо. – Теперь каждый сам себе Творец и может творить миры. Эти миры будут соприкасаться, частично накладываться друг на друга, взаимопроникать, смешиваться… Представьте себе это буйство красок и звуков, разнообразие комбинаций! Неужели вам не интересно?

– Не знаю, – устало ответил Юркин. – Подумать надо. Ведь Переход – это же не одномоментно? В том смысле, что к Вратам всегда можно вернуться?

– Время у вас есть, – подтвердил провожатый. – Для этого и демо-версия, чтобы каждый мог сам определить степень готовности.

– А если кто-то так и не будет готов? Те, кто не захотят переходить – умрут, да?

– Зачем? – удивилось существо. – Нет, конечно. Будут жить, как и жили, долго и по возможности счастливо, весь свой отпущенный срок. Далеко не всем нужен Великий Переход, это же понятно.

– Ага, значит, все-таки сортируете? – горько усмехнулся Юркин. – Отделяете зерна от плевел?

– Да ради Бога! – всплеснуло руками световое существо. – Кому это надо – сортировать? Сами сортируетесь. Сами делаете выбор и принимаете решение. Причем никто вас с этим решением не торопит. Можете через какое-то время снова вернуться, посмотреть, оценить силу своего намерения. Возможно, за это время вы вспомните, в чем вы проявляете себя Творцом, и вам захочется воплотить в жизнь какие-нибудь идеи.

– Пожалуй, я так и сделаю, – решил Юркин. – Сейчас я переходить просто не готов.

– Как и многие другие, – утешил его провожатый. – Идемте, там вас уже жена ожидает.

В глубокой задумчивости Юркин вернулся в привычный мир, напоследок еще раз бросив взгляд на серую равнину. Идей не возникло, и он, вздохнув, шагнул за калитку.

Пока шли к машине, он рассеянно слушал взволнованный голос жены:

– Представляешь, ничего ведь нет, ни-че-го! И он мне говорит: обустраивайтесь, воплощайте! А я и так всю жизнь пахала, как лошадь, почему это я должна снова горбатиться? Чего ради? По мне, если уж Рай, так благоустроенный, чтобы можно было отдыхать и наслаждаться.

На подходе к стоянке пришлось переждать: туда как раз подъехала машина, откуда стремительно выскочил мужчина с гитарой.

– Тю! Да это снова ты, земляк! – удивился Юркин, опознав в нем любителя тренингов, с которым они беседовали по приезду. – Ты ж, вроде, подумать хотел?

– Да вспомнил по дороге, – возбужденно заговорил мужчина. – Я ж когда-то пел и на гитаре играл, как бог. Песни сочинял! Потом как-то забросил. А сейчас снова пришло – слова сами льются, в строчки складываются. Вот, заехал домой за инструментом – хочу еще раз попробовать.

– А вы свой мир песнопениями собрались строить? – скептически поджала губы жена Юркина. – Соловья-то баснями не кормят, а Попрыгунья-Стрекоза лето целое пропела – помните, что с ней случилось? Между прочим, народная мудрость!

– Ага, – подтвердил мужчина. – Только это же мудрость старого мира. Там, за Райскими Вратами, все по-другому устроено. Там не важно, что ты знаешь – важно, что чувствуешь. Не ум, а душа, понимаете? Говорят, там неважно, в чем ты Творец – главное, чтобы проявлялся. Хочешь – строй, хочешь – пой, хочешь – рисуй или из пластилина лепи, а то и прямо из ничего образы материализуй, если получится. Главное, чтобы представлял, какой мир хочешь построить.

– Так ты же, вроде, не представлял? – спросил Юркин.

– Теперь уже начинаю, – бодро заявил мужчина. – Ладно, я побежал, а то меня творчество распирает! Удачи вам!

Юркин посмотрел ему вслед с легкой завистью.

– Давай скорее в город поедем! – потребовала жена. – Дома столько дел, а мы тут прохлаждаемся.

Юркин хмыкнул и пошел к машине. Уже открывая дверцу, он взглянул на Райские Врата, и… На какую-то секунду они перестали отчаянно сиять и стали совершенно прозрачными, и взору Юркина открылись чудные города с воздушными виадуками и удивительными зданиями, с висячими садами и летательными аппаратами… Но прежде, чем он успел хотя бы ахнуть, видение исчезло.

Юркин вырулил на трассу и включил радио.

«Чтобы успешно совершить Великий Переход – нужно ощутить себя Великим Человеком, – вещал голос из приемника. – Райские Врата открыты для всех, но жить по ту сторону смогут только те, кто осмеливается творить. Ведь новый мир может создать только Творец, и это единственное условие для Великого Перехода».

– Не грусти! Я тебе сейчас такой пирог сотворю – пальчики оближешь! – пообещала жена.

«А ведь все мы в чем-то творцы, – вдруг подумалось Юркину. – Надо только вспомнить, в чем именно. Хорошо, что время еще есть!»

Переход внутри нас

Раньше все было понятно. Выучиться, получить образование, устроиться на работу, создать семью, родить детей, помочь им встать на ноги, пенсию заработать. А теперь? Ничего не понятно: на кого учиться? Как найти хорошую работу, а потом еще на ней удержаться? Как обеспечить будущее детям? Куда их направлять, на какие ценности ориентировать? Раньше у нас всех была общая мечта. А сейчас я как-то и мечтать боюсь… Как жить?

Родилась у меня мечта

Родилась у меня Мечта. Робкая такая, маленькая, несмелая… Но зато краси-и-и-ивая! И перспективная – я сразу разглядела в ней большой потенциал. Решила я проследить, к каким целям может привести такая Мечта: прищурилась, пригляделась – и даже ахнула. Вот это да!!! Очень даже волшебно должно получиться. Многие о таком и мечтать не могут, а в моем будущем такой результат явственно просматривается.

Решила я, что буду Мечту взращивать, чтобы она из маленькой превратилась в большую и даже грандиозную. Для начала решила ее родственникам представить.

– Смотрите, – говорю, – какая у меня Мечта! Такая свежая, такая оригинальная, такая вдохновляющая!

– Что ты! – всполошились родственники. – Какая-то она… вызывающая, что ли. Будет зависть вызывать и осуждение.

– Слишком высокая, – рубанул сплеча дедушка и укоротил Мечту чуть не вдвое.

– Не жирно ли будет? – категорически заявила бабушка и застрекотала ножницами, обрезая Мечту по бокам.

– Красивая, конечно, но маловероятная, – вздохнула мама, и Мечта побледнела и потеряла свой парадно-победительный вид.

– Вот еще выдумала! – нахмурился папа. – Ни у кого в нашем роду не было такой глупой задумки! Не одобряю. Тьфу на такие мечты!

Сказал – словно топором по Мечте жахнул, она аж сплющилась.

Смотрю я на свою деформированную, поруганную, оплеванную Мечту и чуть не плачу: а ведь такая красивая была!

Тут Цель голос подает:

– Посмотри на меня! Оцени, какая я великая! Ощути, какая я желанная! Пожалуйста, не бросай Мечту! Помоги ей снова расцвести! Я ведь тоже очень заинтересована, чтобы меня кто-нибудь достиг и превратил в Явь!

Прижала я к себе Мечту, утерла слезы, утешила.

– Не расстраивайся, маленькая, – говорю. – Подумаешь, не поняли нас! А мы замкнемся в себе и родственникам на глаза попадаться будем как можно реже. Давай-ка, я тебя самостоятельно начну холить и лелеять!

Успокоилась Мечта, воспрянула духом, повеселела. Стали мы вместе думать, как нам поскорее Цели достичь. Прикинули скорость движения, наметили промежуточные остановки (должны же быть привалы в пути!). Мечта снова окрепла, расцвела. И тут я решила посоветоваться с бывалыми людьми – ну так, на всякий случай. Мало ли что может на пути к Цели произойти? А у них опыт!

Бывалые люди тут же всполошились и стали мне советы вагонами давать, и из всех этих советов получалось, что впереди будут сплошные рытвины да колдобины, ямы да ловушки, и возможных рисков просто не счесть. Такого мне наговорили, что я испугалась: «А может, лучше и вовсе не начинать?»

Смотрю, и Мечта моя съежилась-скукожилась, вся такая жалкая, несчастная стала. Тоже, наверное, испугалась. Но тут уже я ей говорю:

– Эй, Мечта, ты что? Ты не думай, я тебя не оставлю. Мало ли что с кем случилось на пути к Цели? Но это же не факт, что и с нами то же самое будет! И вообще: волков бояться – в лес не ходить, а кто не рискует, тот не пьет шампанского. Давай-ка, оживай, и вперед, к Цели!

Взялись мы с Мечтой за руки и пошли вперед. От родителей шифруемся, советы бывалых сложили в отдельный сундучок. Увесистый он получился – видать, тяжелый опыт в него напихан был, но решили, что нужно все-таки нести – авось пригодится! Хотя скорость, конечно, снизилась заметно… Иду, размышляю: может, ну его, чужой опыт? Я ведь в пути еще и свой получу, и как я этот груз на себе тащить буду?

– А давай оставим этот сундучок в укромном месте, – догадалась Мечта. – Если что – так мы всегда в него залезть сможем. А если будем тащиться со скоростью черепахи, нам до цели за одну жизнь никак не добраться!

Ой, и правда! Вот ведь как Мечта помогает главное-то в жизни разглядеть! Прикопала я сундучок под деревом, и сразу у нас дело куда веселее пошло! Идем с Мечтой, песни горланим, облака разглядываем, да вдруг я как споткнусь – чуть носом землю не пропахала! Глядь по сторонам – а там друзья. И эти, с позволения сказать, друзья мне, оказывается, подножки ставят!

– Вы это чего творите? Зачем? – озадачилась я.

– Да ты со своей Мечтой совсем о нас забыла! – наперебой загалдели друзья. – Отрываешься от коллектива, нехорошо! Подумаешь, цель у нее! Да у всех какие-то цели есть! Размечталась, понимаешь ли…

Я расстроилась. И обиделась. И забеспокоилась. В самом деле, что важнее – Цель, которая еще только будет, или друзья, которые уже сейчас есть?

– Мечта, ты прости, но придется временно свернуть, – покаянно сказала я. – Совсем о друзьях забыла, они в претензии.

– Это не они в претензии, это Зависть их гложет, – покачала головой Мечта. – Настоящий друг на пути к Мечте подножек ставить не будет, а всегда поддержит.

Пригляделась я – и правда, кое-кто из моих «друзей» на плече носит зверька по имени Зависть. Вредный такой зверек, злобненький, постоянно грызет и побуждает рыть ямы, ставить палки в колеса и подножки организовывать. Чтобы, стало быть, не выделялась из общей массы, не влияла на их самооценку своими великими целями и возвышенными мечтами.

– Но если я пойду своим путем, выходит, я одна-одинешенька останусь? – растерялась я.

– А ты попробуй, – посоветовала Мечта.

Я решилась – и рванула вперед. И что вы думаете – не все друзья оказались завистниками! Многие, наоборот, предложили руку, помощь и поддержку. А некоторые познакомили меня со своими Мечтами и встали рядом, чтобы двигаться к своим Целям. Тут мне и вовсе хорошо стало: оказывается, друзья могут быть единомышленниками, а в компании двигаться куда как интереснее и сподручнее!

Но все равно, раз Цель у каждого своя, то и направления рано или поздно расходятся. Кроме того, каждый движется в своем темпе, скорость у всех разная. Поэтому я хорошенько усвоила: на пути к Цели не стоит ни на кого надеяться. Если рядом – хорошо, если отстали или обогнали – без обид. Главное, постоянно подпитывать свою Мечту, вот она-то твой лучший проводник и вдохновитель!

И тут я добралась до места, где не было ничего. Дорога обрывалась прямо в пропасть. Уже и Цель была отчетливо видна, и казалось, до нее рукой подать, но пути больше не было.

– Это что же, провал? – в ужасе спросила я, озирая бескрайнюю пропасть.

– Похоже на то, – согласилась Мечта.

– Приехали… – прошептала я, разом растеряв весь свой пыл. – Кажется, конец пришел моей Мечте.

– Я не хочу умирать. Придумай что-нибудь, – попросила Мечта.

– Нет. Не знаю. Ничего в голову не лезет, – уныло сообщила я.

– Пожалуйста…

Я взглянула на свою Мечту. Ах, какая же она была красивая! За время путешествия она окрепла, набрала силу, стала яркой и зрелой. Она всегда была со мной, она меня окрыляла… И тут меня осенило:

– Мечта! А у тебя есть крылья?

– Крылья? Не знаю, я никогда не пробовала летать. Но ты-то должна знать, ведь я же твоя Мечта, я у тебя родилась.

– Тогда – точно есть! – ликующе воскликнула я, вскакивая на ноги. – Ты – моя крылатая Мечта, и никакие провалы нам не страшны! Подумаешь, провалы! Если у нас есть крылья – мы их преодолеем одним прыжком!

Если у Мечты и были сомнения, она их озвучивать не стала. Мы крепко обнялись, я зажмурила глаза – и сразу почувствовала, как ноги мои отрываются от земли, и я лечу. В первые мгновения мне было страшно, а потом меня охватил восторг. Я лечу! Раньше я шла к своей цели, падала, поднималась, а теперь лечу – и нет мне преград! И тогда я открыла глаза.

Отсюда, с высоты птичьего полета, все казалось маленьким и незначительным. В том числе и страхи. И здесь, в небесах, я поняла одну важную вещь: все, кто мешает на пути к Цели, не обязательно враги, и даже чаще всего не враги. Они проверяют нас на прочность и на верность Мечте.

Если мы сдались, отступили – это только наше решение. Значит, не так уж и хотелось. Но если выстояли, не повелись на отговорки, пугалки и увещевания – значит, Мечта жизнеспособна и обязательно поможет достичь Цели. И никаких провалы вам не страшны, потому что настоящая Мечта всегда крылата.

Я и не заметила, как пропасть осталась позади, а передо мной оказалась Цель. Вблизи она оказалась еще значительнее, еще прекраснее. Меня переполняли и радость, и гордость, и восхищение. Но вот что странно: она больше не была желанной. В самом деле: чего желать, если мы уже у Цели?

– Мы сделали это, – сообщила я. – Вот она, Цель!

Мечта молчала. Я обернулась и застыла: ее больше не было. Мечта сыграла свою роль и пропала.

– И что теперь? – растерянно спросила я.

– Отдохни. Порадуйся. Подведи итоги. Оцени опыт, – посоветовала Цель. – Насладись в полной мере тем, что ты смогла ко мне прийти. Поверь, это далеко не всем удается.

– А потом?

– Потом? Какая же ты нетерпеливая! – хмыкнула Цель. – Но если уж тебя это так волнует, то ладно… Разреши-ка тебя кое с кем познакомить!

Цель расступилась и выпустила вперед какое-то существо. Маленькое такое, робкое, несмелое… В цветных одеждах и с чудной улыбкой. И, протянув руки ему навстречу, широко улыбнулась. И я ей тоже улыбнулась:

– Ну здравствуй, моя новая Мечта!

Вот говорят, надо принимать ответственность за свою жизнь на себя. А за что я конкретно должна отвечать? Не все же от меня зависит?

Page 2

Приснился Лапкиной странный сон. Что явился к ней великий поэт Александр Сергеевич Пушкин и строго так говорит:

– Вы что же это, душа моя, к языку своему родному так небрежно относитесь?

– А как я к нему отношусь? – озадачилась Лапкина. – По-моему, нормально. Язык как язык, розовый, мягкий… Зубы чищу регулярно, и рот полощу!

– Да нет же, я не про ваш личный язык, а про великий и могучий – русский, – пояснил Пушкин. – Это же просто невыносимо!

– А что? Что такое? – встревожилась Лапкина. – Что вы имеете в виду?

– А имею я в виду то, что вы совершенно не думаете, что говорите. Поговорка «язык как помело» явно про вас!

– Помело? – удивилась Лапкина. – Про меня? Ну ваще, жесть! А вы меня ни с кем не путаете?

– Что вы, как можно вас с кем-то перепутать? Не вы ли вчера по телефону изволили говорить: «Как же, разбежалась! Получите у Пушкина!»?

Лапкина напряглась и вспомнила: да, говорила она такое. Надо было отшить одних там нахалов, ну, она и кинула любимую фразочку насчет Пушкина.

– Да ладно, я ж не в обиду, что уж сразу «помело», – смутилась Лапкина. – Так, вырвалось…

– А у вас, если бы вы соблаговолили заметить, все время что-нибудь «вырывается», – уличил ее классик. – Совсем не даете себе труда подумать, что будет, если все это в жизни проявится.

– А что я такого говорю? – удивилась Лапкина. – Ничего такого особенного. За базар отвечаю.

– Отвечаете, значит… Ну, отвечайте! – милостиво разрешил Пушкин. – Только потом не обижайтесь.

И картина мгновенно переменилась, Пушкин куда-то исчез, а Лапкина очутилась посреди базара, в толпе разъяренных людей, каждый из которых что-то кричал и тянул к Лапкиной руки.

– А-а-а-а! – завопила Лапкина, озираясь и пятясь. – Вы чего?

– Во, какую курицу некондиционную мне впарили! – потрясая синеватой тушкой, подскочила к ней баба в кацавейке.

– А меня обвесили! Обвесили! На целых полкило! – подпрыгивал тощий мужичонка.

– А мне нахамила вон та, которая помидорами торгует, – втолковывал дед. – Разберись, дочка, а?

– Да почему я-то? – в отчаянии завопила Лапкина. – Я тут при чем???

– Ну дык ты ж за базар отвечаешь, всем известно, – зашумела толпа. – Вот и отвечай давай!

– Вы чего, белены тут все объелись, психи ненормальные??? – возмутилась Лапкина.

У толпы тут же изменилось настроение: глаза сделались бессмысленными, кто-то стал танцевать, кто-то захохотал, кто-то затеял кусать соседей, а у некоторых так даже и пена на губах появилась. Лапкина в ужасе бочком выскользнула из объевшейся белены толпы и опрометью кинулась прочь с базара. Отвечать за этот самый базар ей вовсе не хотелось. Только оказавшись за воротами, она остановилась и выдохнула:

– Вот жесть!

Тут же над ее головой (хорошо, пригнуться успела!) просвистело что-то и с грохотом упало на землю. Пригляделась – мятый жестяной лист, откуда-то с крыши, видать, сорвало. Лапкина хотела ругнуться, но почему-то воздержалась. Какой-то странный сон был, очень реалистичный.

Лапкина задумчиво двинулась прочь от базара. На камушке сидел оборванец маргинальной наружности, по виду – сильно пьющий, и он тут же обратился к Лапкиной:

– Подайте, сколько можете, не на хлебушек прошу – на опохмелку…

– А морда не треснет? – язвительно спросила Лапкина, и тут же завопила: лицо страждущего немедленно треснуло и развалилось пополам, как спелый арбуз, а то, что открылось внутри во всех анатомических подробностях, выглядело как в фильме ужасов.

Она припустила на первой космической скорости, и вскоре нищий остался далеко позади. Лапкина шла по городу – привычному и знакомому. Солнышко припекало, веял легкий ветерок, и Лапкина в который раз поразилась, как все натурально ощущается. Чересчур даже.

Впереди замаячило какое-то здание.

– Да это же моя родная школа! – ахнула Лапкина. – Да, она, чтоб мне провалиться!

Договорила она эту фразу уже на дне глубокой ямы, куда провалилась незамедлительно. Упала она на кучу мягкой земли, так что до членовредительства не дошло, но все равно хорошего было мало. Надо было как-то выбираться, не сидеть же тут, в яме, до скончания веков!

Лапкина, шипя и охая, стала карабкаться наверх, используя в качестве опоры корни и камни. Маникюру сразу наступил конец, да и новым босоножкам тоже пришлось несладко. Наконец, она перевалила через край и поднялась с четверенек.

– Блин!!! Вот это вилы!!! – с чувством сказала Лапкина, вытряхивая землю из босоножек.

В следующий момент что-то просвистело, и вот уже она обалдело взирала на воткнувшиеся прямо перед ней деревенские вилы с мощными зубьями, на которые был насажен румяный блин. Лапкина сразу почувствовала, что ужасно голодна, но блин был несъедобен: изгваздан в земле и явственно попахивал навозом – вилы явно были рабочими. Так что она проглотила слюнки и призадумалась.

– Так, из этого сна надо как-то выгребаться, – решила она. – Пора выплывать, иначе есть риск просто сойти с ума!

В следующий момент она уже сидела в утлом челноке, плывущем по бурному потоку, а в руках у нее красовалось весло, коим, по всей видимости, и следовало выгребаться, чтобы выплыть из сна. Лапкина рьяно заработала веслом, пытаясь править к берегу.

– Эй, держи, девушка! – крикнули ей с берега, и к челноку полетела бухта веревки.

Лапкина, изловчившись, сумела уцепиться за спасительную веревку и кое-как подтянулась к суше.

– Люди, помогите! – закричала она. – Со мной что-то непонятное происходит! Вытащите меня отсюда!

Она разглядела наконец-то того, кто был на берегу – бравого мужчину в тельняшке и бескозырке (а поверх еще и оранжевый надувной жилет надет) – видимо, спасателя. Мужчина Лапкиной показался надежным и сразу понравился, и она несколько приободрилась. Во всяком случае, она теперь была не одна, а это уже что-то.

– Сейчас мы этого важного кренделя обработаем, – пробормотала она себе под нос, прикидывая план блиц-обольщения. – Сейчас он будет наш…

Ах, зря она это сказала! Выскочив из лодки, она обнаружила, что тельняшка, бескозырка и прочая одежда валяется на бережку, а вместо мужчины среди них наблюдается… ну конечно, крендель! Крендель благоухал ванилью и корицей и выглядел очень аппетитно. Лапкина шмыгнула носом и отщипнула кусочек. Было вкусно. Она подкрепилась и утешила себя тем, что уж если познакомиться не удалось, так хоть поела.

– Так. Нет, правда, пора просыпаться, – вновь решила Лапкина. – Что-то меня этот сон уже напрягает… Неприятный какой-то сон! Сначала Пушкин мне сказал, что у меня язык как помело… Потом этот дурацкий базар, жестянкой мне чуть голову не снесло… Этот типчик еще, с треснутой мордой лица… Потом я в яму провалилась, а потом мне вилы прилетели. И в конце концов, чуть не утонула! Во приключения-то, как в триллере! Утром расскажу Ленке с Машкой – облезут от зависти!

Ленка и Машка возникли ниоткуда – и Лапкина в ужасе завизжала. Обе ее лучшие подруги шли, как в том самом триллере – молча, зловеще, протягивая к ней руки, с которых кусками отваливалась облезающая кожа. На их лица было лучше и вовсе не смотреть – там зависть уже сделала свое черное дело, все уже конкретно облезло.

– Прочь! Сгинь! Исчезни! Чур меня! – взвыла Лапкина, и кошмарные призраки подруг послушно сгинули, как и не было.

– Полный мрак! – ошеломленно выдохнула Лапкина, и тут же наступила полная, кромешная тьма – словно солнышко выключили.

– Господи, да что же это такое? – взмолилась Лапкина, пытаясь разглядеть хоть искорку, хоть проблеск в этой чернильной темноте.

– Это то, о чем ты думаешь, – раздался голос из тьмы. – Оно воплотилось в жизнь, и ты имеешь наяву то, что до сих пор было только у тебя в голове.

– Ой, кто это? Это ты, Господи, да?

– Почти. Я – твой Внутренний Голос.

– У меня, что ли, внутренний голос имеется? Полный улет!

Не успела Лапкина закрыть рот, как ее подхватило, понесло куда-то вверх тормашками, пару раз кувыркнуло и шлепнуло оземь, даже искры из глаз посыпались. Впрочем, светлее от этого не стало.

– Осторожнее со словами, думай, что говоришь, – посоветовал Голос.

– Да я думаю! – плачущим голосом проговорила Лапкина, ощупывая руки-ноги – вроде все уцелело. – Только мне трудно думать, когда темно! Как тут свет включается?

– Мыслями. Подумай мысль – и выскажи вслух.

– Ну, это… Хочу, чтобы, в общем, стало как бы светло! – объявила Лапкина.

Но светло не стало. Она еще немного подождала и спросила:

– Эй! Голос, ты здесь? Почему ничего не происходит? Я же говорю, а все равно темно.

– Нет у тебя мысленной чистоты. Речь засорена всякими словечками ненужными, вот и не получается внятного образа.

– И что делать?

– Вспомни, что тебе дан великий и могучий русский язык! – посоветовал Внутренний Голос. – Язык Пушкина, Лермонтова и прочих замечательных словотворцев! Учила, небось, стихи-то в школе?

– А? Стихи? Да, учила, – пробормотала Лапкина, пытаясь вспомнить хоть что-то из школьной программы. Но на ум, как назло, лезла только строчка «Угас, как светоч, дивный гений…» – что никак к ее ситуации не походило и даже могло усугубить.

– Вот, вспомнила! – ликующе крикнула она. – «Да здравствует солнце, да скроется тьма!»!!! Пойдет?

Видимо, пошло, потому что мрак стремительно рассеялся, и над ее головой вновь засияло солнышко.

– О, получилось! – возликовала она, узрев свет. – Голос, а ты еще тут?

– Да я всегда тут, я же Внутренний, – успокоил ее Голос. – Ты просто ко мне раньше не прислушивалась, потому что у тебя в голове такой шумовой фон из мыслей, что тебе меня и не расслышать. Думаешь обо всем одновременно, с мысли на мысль перескакиваешь, да еще эти твои мусорные словечки…

– Ой, ты знаешь, Голос, я уже и думать боюсь, не то что высказываться, – пожаловалась Лапкина. – Тут все сразу сбывается, и такая ерунда выходит – сплошные кошмарики.

В воздухе тут же деловито загудел целый рой налетевших из ниоткуда мелких насекомых – очевидно, кошмарики в жизнь воплотились.

– Отмени! – испугался Внутренний Голос. – Замучают ведь!

– Отменяю! – быстро замахала руками Лапкина, и кошмарики послушно исчезли. – Это что же, теперь надо за каждым словом следить?

– А ты как думала?! – подтвердил Голос. – Помнишь, в Библии написано, что когда Творец все создавал, то «В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО». Ну так ничего и не изменилось, и сейчас все так же. В начале – слово, а потом оно на реальный план переходит. И ваше счастье, дорогое человечество, что еще не сразу переходит, иначе бы вам и недели не протянуть, с вашими-то мыслемешалками непочищенными и небрежной манерой выражаться.

– Да уж, я это на собственной шкуре испытала, – поежилась Лапкина. – Не успеешь что-нибудь сказать – оно сразу тут как тут. В общем, жизнь бьет ключом, и хорошо, что пока не по голове! А еще повезло, что это все во сне! А если бы в реале?

– Говорю же тебе – и в жизни сбывается, только не сразу! Так что лучше все-таки следить и за мыслями, и за речью. Говорить то, что думаешь, и думать, что говоришь!

– Это что же теперь, и слова не скажи просто так? – насупилась Лапкина. – А если все так говорят? Ну вот так уж нас научили!

– Не сочиняй, пожалуйста! – строго сказал Внутренний Голос. – Кто это вас учил «фильтровать базар» или желать кому-то «приложиться фэйсом об тэйбл»? Может быть, Пушкин?

– Нет, я точно такому не учил, – отмежевался невесть откуда материализовавшийся Пушкин. – Напротив, я старался сделать язык кристально чистым и легким, чтобы слова приятно выговаривались и были понятны всем.

«И долго буду я любезен тем народу, что чувства добрые я лирой пробуждал…», – с чувством продекламировал поэт.

– А я вас давно не перечитывала, – призналась Лапкина. – Все больше телевизор да Интернет, а там такое говорят и пишут!!! Дикторы слова путают, ударения не там ставят… Ведущие программ иной раз чуть ли не по фене ботают… А лексикончик в Интернете – это ваще! «Аццкие фишки, крутая телка, отпадный мэн, попса жжет, пипл хавает» – и всех делов!

– Бог мой! – воскликнул Пушкин, хватаясь за голову. – Как можно, право, так калечить великий и могучий русский язык??? Честное слово, был бы жив – вызвал бы на дуэль!

– Всех не перестреляете, – угрюмо заметила Лапкина. – Знаете, сколько нас, таких… красноречивых? Что, к каждому во сне с пистолетом являться будете?

– Если поможет – то и к каждому! – пылко вскинулся поэт. – Для того я и жил, чтобы глаголом жечь сердца людей!! «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» – это же я как раз о Слове говорил!

«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется», – вспомнилось вдруг Лапкиной.

– А ведь я когда-то стихи любила… Даже в тетрадку выписывала те, что понравились. И по литературе у меня «пятерка» была. А потом как-то закрутилась, другие интересы пошли, другие компании… Я и не заметила, как у меня такая речь стала.

– Душа моя, так еще не поздно! – прижал руки к груди гений русской словесности. – Ведь Словом можно как поддержать, так и погубить! Причем погибнуть может весь мир – если люди не прекратят убивать его неправильными, нечистыми мыслями и словами. Надо же отдавать себе отчет, в самом деле…

– Ну, предположим, отдам я себе отчет, ну и что? Другие-то все равно так говорить будут! – неуверенно заметила Лапкина.

– Скажите, могу ли я просить вас – именно вас! – стать одной из первых, кто сознательно примет на себя столь высокую миссию – возродить былую славу Великого и Могучего Русского Языка?

– Но разве я одна смогу что-нибудь сделать? – боязливо пискнула Лапкина. – От меня же ничего не зависит! Даже если я стану говорить, как академик всяческих наук, это же не спасет мир?

– Спасет, – заверил ее классик. – Сегодня – вы, завтра – еще кто-нибудь, а там, глядишь, и большинство людей перестанет употреблять эти жуткие слова и выражения, слепленные из тьмы и мрака. И тогда история повернется в другую сторону – не к Мраку, а к Свету! У человечества еще есть шанс, поверьте!

– Она еще спорит! – вмешался Внутренний Голос. – Как словами мир губить, так не страшно, а как спасать – так забоялась. А кто его должен спасать? Пушкин???

– Да нет, конечно, – засмеялась Лапкина. – Александр Сергеевич и так много чего для мира сделал. Ладно! Я согласна. Беру на себя такие повышенные обязательства. Буду спасать мир! Пусть даже и мысленно…

– Вот молодец! Ты ко мне прислушивайся, я тебе всегда подсказку дам, – обрадовался Внутренний Голос.

– «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты…», – с жаром заговорил поэт, преклоняя перед ней колено. – Честь и хвала вам, о храбрая дева! Благодарное человечество вас не забудет!

– Ах, да что же вы меня так смущаете! – в полном смятении вскричала Лапкина. – Сам Пушкин! Передо мной! На коленях! Я сейчас рухну…

…Лапкина проснулась от того, что и впрямь рухнула с кровати.

– Ой, мамочки мои, – простонала она, потирая ушибленное колено. – К чер… ой, то есть нет, туда не надо. Ну и сон, право слово!

– Не соблаговолите ли вы переместиться в ванную для принятия водных процедур? – церемонно подсказал Внутренний Голос. – Советую, очень, знаете ли, отрезвляет!

И Лапкина, изящно придерживая двумя пальчиками подол фланелевой ночной рубашки, поплыла в ванную, ощущая себя Великой и Могучей, как русский язык. А как себя еще может ощущать человек, участвующий в спасении родного языка и даже целого человечества???

Я вся в кредитах. Сейчас зарплата сильно понизилась и премии отменили, теперь не знаю, как расплатиться. Меня это очень напрягает. А без кредитов не получается, жизнь вынуждает брать то на одно, то на другое. Совсем запуталась.

Кредитная история

Позвонили мне из банка. Приятная такая девушка говорит:

– Наш банк предлагает вам потребительский кредит в сто тысяч рублей, сроком на пять лет, на очень привлекательных условиях!

– Чем же я такое счастье заслужила? – спрашиваю.

– Вы, как клиент, очень ценны для нашего банка! – проникновенно говорит мне девушка.

– А процент какой?

Девушка охотно разъяснила, что процент на полпроцента ниже, чем где-либо в другом месте. И с правом досрочного погашения, причем, что далеко не каждый банк предоставляет!

Ну, досрочно погашать кредиты – это не моя тема, для этого нужно досрочно получить доходы, а откуда?

– А ничего, что я бюджетница, в детском садике работаю? – спрашиваю.

Оказалось, ничего страшного.

– А то, что у меня зарплата не бог весть какая?

– Тем более вам необходим кредит! – пылко уверила меня девушка. – Вам же, наверное, приходится на всем экономить, отказывать себе в маленьких радостях. А тут вы сможете себе, наконец-то, позволить!

Тут я слегка размечталась – действительно, много чего хочется, но приходится себя сдерживать и мимо проходить. Но спохватилась и спросила:

– А случайно, квартиру в залог не потребуете? Может, поручители нужны?

Но банку не требовались ни поручители, ни квартира в залог, ни какие-то особенные документы – только паспорт да справка о заработной плате.

Но я все еще не до конца верила в свое нежданное счастье и задала еще вопрос:

– А вас моя кредитная история не интересует?

Но, как оказалось, в этом банке моя кредитная история начнется только после получения кредита, а что было до этого, их ни капельки не волнует.

Тут уж я совсем обрадовалась и говорю:

– Хорошо, тогда я завтра справку возьму и после работы приду к вам кредит оформлять.

Положила я трубку и начала думать, как я эти сто тысяч распределю.

В первую очередь, предыдущий кредит погашу – который на свадьбу дочери брала. А то они с мужем уже разошлись давно, а я все еще выплачиваю.

Во-вторых, прикуплю стройматериалы, ведь давно надо бы ремонт сделать.

В-третьих, заведу себе сапоги, как у Люськи-соседки, а что, я права не имею, что ли? Я бы и шубу, как у нее, купила, но надо все-таки быть реалисткой, сто тысяч не резиновые. Зато на обоях можно не экономить – возьму дорогие, хорошие. И люстры сменю, а то старые уже надоели. В общем, много что я сделаю на эти сто тысяч!

Эти сладкие думы я лелеяла до самого вечера, с ними и уснула. А проснулась от того, что кто-то прямо во сне мне на грудь взгромоздился и душить начал. Не иначе, домовой явился! Хочу скинуть – не могу, хочу закричать – не получается. Вспомнила «Отче наш», стала читать – вроде, горло немного отпустило, но с груди не слезает.

Тут я кое-как глаза разлепила и вижу: сидит у меня на груди какая-то сущность непонятная: сплошь мохнатая, но расчесанная на пробор и вроде как гелем приглаженная, без штанов, зато с галстуком на шее. Жуткий такой галстук, синий в красный горошек. Да, похоже, домовой! Только странный какой-то домовой, непонятный. Тут в памяти всплыло, что надо спросить: к добру, мол, или к худу? Вот я и спрашиваю:

– Домовой, домовой, к добру или к худу?

– А это с какой стороны посмотреть! – отвечает он. – Только имей в виду: я не домовой, я кредитный!

– Какой-какой?

– Кредитный, говорю! Опять кредит брать собираешься?

– Ну, допустим! А тебе что за дело? И чего это ты меня душить взялся?

– Так это… репетируем мы! Потом-то тебя кредит еще не так душить будет, так лучше сразу потренироваться.

– Авось не задушит! Он аж на пять лет, как-нибудь расплачусь потихоньку!

– Ну-ну. Свежо предание! На тебе еще предыдущий висит, а тебе все мало.

– Ты что, явился обсуждать мою кредитную историю?

А он мне так невозмутимо:

– Ну да! В тонком мире обеспокоены: все вы по уши увязли в кредитах, как в болоте, напряжение растет, коллекторы ликуют, надо что-то предпринимать. Вот и перепрофилировали бывших домовых в кредитных.

– Ну, дела! – говорю. – Ладно, слезай с меня. Дай-ка я сяду, и поговорим.

Он с меня спрыгнул, взгромоздился на спинку кровати и сидит, ножками мохнатыми болтает. На кота похож, даже симпатичный. Только вот ушки почти человеческие и галстук этот дурацкий…

– Скажи, вот с какого перепугу люди этот камень на шею вешают – кредит?

– Что за вопрос? Денег нет, вот и приходится брать кредиты.

– Так все равно же отдавать придется!

– Ну, так не сразу же…

– Зато куда больше, чем брали!

– Это да… Но в рассрочку-то это не заметно.

– А зачем это надо – рассрочка? Что за удовольствие – банки спонсировать?

– Слушай, я не поняла! Ты меня что, отговариваешь, что ли? Я-то думала, раз ты Кредитный, наоборот – уговаривать будешь.

– Не-е-ет! С этим и банки отлично справляются. Да вас и уговаривать долго не надо – сами голову в петлю суете. Такие кредитные истории порой случаются – просто оторопь берет!

Я только вздохнула: я тоже про такие истории слышала, не дай бог никому!

– Вот ты мне скажи: на кой ты влезла в долги, когда дочь замуж выходила?

– Так хотелось же, чтобы все как у людей – с кольцами, с лимузином, с банкетом, с голубями. Дочка-то у меня одна, влюбилась, оба студенты, откуда у них средства? Это такое мое вложение было, инвестиция в молодую семью. Кто ж знал, что они двух лет не проживут – разбегутся?

– Значит, неудачно средства инвестировала?

– Выходит, так.

– Зато пыль в глаза всем пустила: смотрите, люди добрые, как у нас все дорого-богато!

– Не насмешничай! – потребовала я. – Над женщиной смеется, а у самого галстук, как у клоуна.

Он самодовольно хмыкнул и погладил свой кошмарный галстук.

– Знала бы заранее – сто раз бы подумала, стоит ли вкладываться, – созналась я.

– Вот-вот, это верная мысль. А что же ты сейчас подумать не хочешь?

– Так сам посуди! Какая у бюджетника зарплата? Так, еле-еле, чтоб прожить. А хочется и одеться-обуться, и телефон хороший, и ремонт, опять же… Бедному человеку без кредитов никак не обойтись!

– Если ты кредиты берешь, значит, богатая, даже чересчур! – объявил Кредитный. – Вот, говоришь, денег у тебя не хватает. А то, что проценты выплачиваешь, да еще проценты на проценты, это – как? На это деньги откуда-то находятся?

– В общем, да, – не могла не признать я.

– А могла бы их на себя потратить, а не банки обогащать, – назидательно сказал Кредитный. – Неужели самой не обидно?

– Обидно, – согласилась я. – А куда деваться?

– Да не брать в долг! Ох, губит людей жадность, ох, губит!

– Ты что, я не жадная! – обиделась я. – Я наоборот, последнее отдам! Если есть, конечно…

– Жадная! – безжалостно отрезал Кредитный. – Как понравится что-нибудь – сразу хапать надо, никакого терпежу! Да еще так, чтобы по полной программе выпендриться! «Смотрите, люди добрые, какая я богатая! Мало того, что сапоги, как у Люськи, так я еще за них и заплатила чуть не вдвое больше!»

Откуда он про сапоги-то узнал? Я густо покраснела. Хорошо еще, что темно и не видно, свет-то я не включала.

– Ты ж пойми, кредиты нужно брать или для дела, чтобы доход принесли впоследствии, или на обучение (потом окупится!), или уж когда совсем нельзя без кредита обойтись. На жилье, например. А чтоб тряпок накупить или ремонт сделать – тут проще подкопить.

– Да не получается у меня копить, – заныла я. – Оно как-то все тратится, ничего не остается.

– Ага, как же, – не поверил Кредитный. – Денежки у тебя сквозь пальцы утекают, потому что ты с ними не дружишь и распоряжаться ими не умеешь. Тогда правильно, отдай банку, они-то уж найдут, куда твои кровные пристроить!

Тут что-то мне стало не по себе. Действительно ведь, немалые я суммы в виде процентов банкам выплачиваю!

– А как быть-то? Раз уж ты Кредитный, то и подскажи!

– И подскажу! Деньги у нас где – в банке, правильно?

– Да если бы! Мне от зарплаты до зарплаты хватает, а вклады я в банках не держу. Не с чего!

– А если бы у тебя собственный банк дома был, хранила бы?

– Э-э-э… ну да. Постаралась бы, по крайней мере.

– Так и заведи себе банку!

– К-какую банку?

– Самую обычную! Стеклянную! Вклады ведь должны быть прозрачными, верно? В крышке прорезь сделай и скотчем замотай, опечатай и дату поставь, чтобы соблазна не было открыть раньше времени. На банке напиши цель – для чего копишь. На сапоги там, или на путешествие, или на тот же ремонт. И с каждой зарплаты, с каждого аванса бросай туда, скажем, тысячу рублей. Или пятьсот. Или три тысячи. В общем, сколько можно без ущерба для бюджета. Это у тебя будет такой целевой вклад. И любуйся на банку время от времени, как там капитал нарастает. А как только дойдет до нужной суммы – выводи средства и сразу трать на что собиралась. Только имей в виду: нецелевое использование средств недопустимо. Копила на сапоги – значит, их и берешь. Ведь в банковском деле что главное? Правильно, порядок! А если ты сама себе банкир, то и нечего саму себя обманывать.

Идея с банкой показалась мне сначала безумной, потом забавной, а потом интересной.

– А что, в этом что-то определенно есть! – заявила я. – Уж сама-то я с себя проценты сдирать не буду, это точно!

– Вот, осознала наконец-то, – проворчал Кредитный.

– А если у меня сразу несколько целей?

– Тогда несколько банок заведи. Сколько целей – столько вкладов.

– А если я уже достаточно накопила, а вещь нужную еще не подыскала?

– Законсервируй вклад. Чего тебе стоит, банка-то твоя?

– А если я совсем передумаю, пока у меня в банке на что-то копится?

– Значит, вещь тебе не очень-то и нужна была, – заметил Кредитный. – Ведь часто как бывает? Захотел человек аэрогриль какой-нибудь, залез в кредит, приобрел, попользовал неделю… А потом думает: вот и на фига мне это надо было, если я один живу и в Макдоналдсе питаюсь? А если у тебя банковский вклад с ежемесячным пополнением, пока он там копится, ты трижды подумаешь, точно ли тебе это приобретение нужно. Может, и остынешь к тому времени, а денежка-то вот она, сохранилась!

Я совсем оживилась, представив себе банки с целевыми вкладами. Мне в каждую банку по мелкой купюре с зарплаты положить не трудно, а прирост будет сразу виден.

– Я ведь почему с финансами не дружу? – доверительно сказала я. – Потому что у меня склад ума такой, я всех этих финансовых схем не понимаю, мне наглядность нужна. А когда в банке – это да, это сразу видно: есть вклад, и хоть помаленьку, да прирастает!

– Вот и отлично! – обрадовался Кредитный. – Ну как, не передумала кредит брать?

– Передумала, передумала! – замахала руками я. – Ну его, этот кредит, я лучше свои банки заведу, беспроцентные.

– Ай, молодца! – восхитился Кредитный. – Так к добру я был или к худу, как полагаешь?

– К добру, конечно! – засмеялась я.

– Ладно, удачи тебе. А мне пора.

– Может, посидишь еще? Я чаю заварю, ты мне про финансовые потоки расскажешь…

– Не могу! Работы много, у меня еще таких, как ты, бедных-жадных, в кредитах погрязших, много.

– Ты не забывай, забегай, как время будет! – попросила я. – Я ж кому-то должна буду отчитаться о проделанной работе?

– Ох уж, эти мне женщины! – пожаловался он, поправляя галстук. – Ну вот куда вы без организующего начала? Так и быть, приду. Спи давай!

– А вдруг я утром все забуду? – обеспокоилась я, послушно сползая под одеяло. Но ответ услышать не успела – сморило меня, уснула.

Просыпаюсь я утром – и первая мысль: ой, не забыть бы справку в бухгалтерии взять, мне ж сегодня кредит оформлять! И тут же передо мной, как живой, возник образ Кредитного, который строго мне пальчиком грозил и головой качал укоризненно.

– Ффуххх… приснится же такое! – вспомнила я свой сон. – Он же меня вроде отговаривал от этого кредита, и я даже согласилась! Ох, и сон, ну и сон! Что только ни присни…

И тут я замерла с открытым ртом. На спинке кровати, там, где ночью сидел Кредитный, сиротливо висел галстук. Тот самый, синий в красный горошек. Я его сняла, повертела в руках – вполне материальный. И тут я вспомнила все-все: и про жадность-бедность, и про банки, и про то, как и на что я теперь сделаю целевые вклады.

– Не буду я жадной-бедной, – пообещала я галстуку. – Теперь у меня совсем другие инвестиции будут. В обучение, например. А там, глядишь, и хилые финансовые ручейки постепенно превратятся в мощные потоки. А банкиры как-нибудь без меня пусть выживают!

Вот такая кредитная история приключилась со мной однажды ночью. С тех пор прошло совсем немного времени, но я уже получила первые результаты. Например, сапоги «как у Люськи» я уже купила, причем почти задаром, потому что пока я на них откладывала, их выставили на сезонную распродажу, так вот мне повезло. На ремонт все еще копится, а люстры я уже поменяла. А вот еще поделюсь: есть у меня одна особенная банка, на которую надет галстук, тот самый, синий в красный горошек. Это самый важный целевой вклад – «На обучение». Хочу закончить какие-нибудь курсы по ведению домашнего бюджета. И еще жду, что как-нибудь ко мне заглянет Кредитный. Не может не заглянуть! Недаром же он оставил у меня свой галстук…

Вот честно: боюсь я этих “новых детей”. Они совсем другие, с ними трудно (а иногда и невозможно) договориться. Я не понимаю их интересов, они отрицают и не принимают опыт старшего поколения. Иногда я робею перед ними, как будто это они взрослые, а я ребенок несмышленый. Это же ненормально?

fictionbook.ru


Смотрите также